Если вы прочитали пост «Самое дорогое», то знаете с чего у меня всё началось. В части книг. Кто бы и что ни говорил, но признание — вещь крайне важная для любого творческого человека. Разумеется, можно писать, что называется, в стол. И при этом питать себя ласковой надеждой на то, что когда-нибудь твои «дети» все же увидят свет. Можно, наверное… Однако доброе слово и кошке приятно. Чего, уж, говорить о столь ранимых натурах, как музыкант или писатель!… С этой точки зрения успех моего «Бенефиса для убийцы» трудно переоценить. Потому что он не только окрылил, но и подвиг на скорейшее написание новых вещей. Так и родилась серия книг о частном детективе Константине Берестове.

Дело в том, что в начале девяностых тему частного сыщика в России никто из авторов «не топтал». Впрочем, и в прежнюю — советскую эпоху — тем более. Вероятно, всех затмевал давно сформировавшийся стереотип в погонах — вроде Глеба Жеглова. И общее признание того обстоятельства, что иных образов для героев борьбы с преступностью у нас быть не может. Сродни тому, как и секса — в принципе! Тем не менее, в загнивающем капиталистическом мире «частники» давно и прочно залучили своё признание. Достаточно назвать вам имена Шерлока Холмса и Эркюля Пуарро — героев, созданных гениями Артура Конан-Дойля и Агаты Кристи.

Признание в любви. Агата Кристи в юности
Агата Кристи в юности

Истоки

Достойными продолжателями их дела стали Жорж Сименон и Чеви Чейз. Именно они в итоге вдохновили меня на литературный эксперимент с отечественным частным детективом. К тому же, реализующим себя не в сакраментальной Москве, а в русской глубинке. Но на первых порах, поверьте, ни о чем таком мне не думалось… Я просто сел за пишущую машинку и вставил в каретку чистый лист бумаги… Сперва перед глазами возникла «ситуация». Затем я ввел в неё своего героя, чьё мировосприятие, конечно же, было сродни моему. Наконец, наделили участников сюжета чертами знакомых мне людей. Ну, и… понеслось!

Дэвид Суше в роли Эркюля Пуаро
Дэвид Суше в роли Эркюля Пуаро

Однажды Агата Кристи отвечала на вопросы журналистов, как говорится, по поводу. И без толики стеснения созналась в том, что, начиная новую рукопись, она смутно представляет, о чем, собственно, собирается в ней написать. Нет-нет, я отнюдь не претендуя на корону признанной королевы детектива. Боже, упаси! Я лишь намекаю на сходство нашего с нею подхода к написанию книги. Причем, правильного подхода!

Между прочим, любопытный факт. Мне всегда нравился перевод моей фамилии на английский — Грей, то есть Серый. В то же время, настоящая фамилия моего кумира — Мэллоуэн. Однако Агата, начиная свой творческий путь, посчитала, что женское имя для автора детективов образует некоторый нонсенс. (Эй, Маринины, Устиновы и Донцовы, вам не икается?!). Поэтому серьезно рассматривала возможность выбора мужского имени. В том числе, как вариант — Мартин Грей! И мне искренне жаль, что в результате великая женщина притормозила и оставила себе только фамилия первого супруга — Кристи. А представляете, как бы здорово смотрелись на одной полке корешки книг с надписями «Мартин Грей» и «Алекс Грей»!

Увы…

Увы, не срослось… Но все же наши книги, пусть и под своими именами авторов, сегодня соседствуют. По крайней мере, в моей личной библиотеке. Как и в библиотеках моих друзей. Не подумайте, будто меня распирает от мании величия. А все же чертовски приятно!

Загляните на эту страницу и скачайте ( а то — и купите!) «Лжесвидетелей». Пусть не от Алекса Грея, но хотя бы от Александра Серого!

Посмотреть книги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.